t_yumasheva (t_yumasheva) wrote,
t_yumasheva
t_yumasheva

Categories:

Владимир Мотыль и папа. Случай из жизни

Хочу рассказать один эпизод про папу и Владимира Яковлевича Мотыля. Папа любил вспоминать эту историю и когда уже ушел на пенсию. История эта касается Государственной премии России в области литературы и искусства и фильма «Белое солнце пустыни».

Во времена СССР было две главных премии – Государственная и Ленинская. Последняя была самой главной и престижной. В современной России осталась только одна премия – Государственная, она была и есть самой главной наградой государства деятелям литературы и искусства. Каждый год президент подписывает специальный указ, в котором перечисляются лауреаты Государственной премии. Но ни к выбору претендентов, ни к окончательному списку президент отношения не имеет. Этим занимается специальная комиссия президента по Государственным премиям.
При папе это происходило так. Работа по выдвижению кандидатов долгая и многоступенчатая продолжалась в течение всего года. Сначала творческие союзы выдвигали своих кандидатов. Например, союз театральных деятелей такие-то наиболее яркие спектакли этого года. Комиссия по Государственным премиям по каждому виду искусства имела свою секцию – театральную, кино, секцию по литературе, по изобразительному искусству и т.д., в которые входили наиболее известные и яркие представители данного вида искусства. Секции сокращали претендентов до минимума, и выносили своих кандидатов на окончательное решение в комиссию президента по Государственным премиям. Эта комиссия, самая главная, имеющая решающее слово, которая принимала окончательное решение, состояла из руководителей творческих союзов, а также наиболее известных деятелей литературы и искусства. На этой комиссии и определялся окончательный список лауреатов. Решение принимались тайным голосованием, и, конечно, страсти там кипели нешуточные. В каждом виде искусства мог быть только один победитель, а кандидатов всегда было больше. И члены комиссии собственными руками, ставя на бумажках «за» или «против», казнили и миловали своих коллег, часто друзей, знакомых, страдали при этом и переживали.

Возвращаюсь к папе. Вернее, даже к маме. В тот вечер она смотрела какую-то передачу о культуре. Тогда еще не было канала «Культура». (Указ о его создании папа подписал в ноябре 1997 года). Но мама всегда выискивала что-то такое спокойное и человеческое. Папа иногда вечером тоже к ней присоединялся, чтобы чуть-чуть развеяться от президентских дел и забот. Он любил спорт. Новости он никогда не смотрел. В тот вечер там шел сюжет о режиссере Владимире Мотыле. О его фильмах, о его судьбе. Ну, и в частности, рассказали, что фильм «Белое солнце пустыни» несколько раз выдвигался на Ленинскую и Государственную премию. Но каждый раз чиновники от культуры не пропускали его, говоря, что он не серьезный и не может быть достоин самой главной премии страны.

Вот тогда папа и решил исправить историческую несправедливость. Он вызвал главу администрации президента, в тот момент Валентина Юмашева, и попросил доложить, какие фильмы в этом году рассматриваются на Госпремию. Глава администрации сказал, что доложит, связался с секретарем комиссии, та отправила справку из секции кино, и через какое-то время эта бумага уже лежала на столе у президента. Папа опять вызвал Юмашева и говорит, у меня предложение, вместо какого-то из этих фильмов, которые, конечно, хорошие, Государственную премию в этом году присудить фильму «Белое солнце пустыни». Потому что этот фильм премию точно заслужил. Он проверен временем и народной любовью. На что глава администрации ответил, это невозможно. Союз кинематографистов выдвигает лишь фильмы, вышедшие в последний год, секция кино рассматривает только фильмы, выдвинутые Союзом кинематографистов, а комиссия по Государственным премиям выбирает только из того, что оставляет секция кино. В эту процедуру никто не вмешивается. Поэтому ничего сделать нельзя. Он достал из приготовленной папки положение о Госпремиях, в которых это все и было прописано.
Хорошо, тогда сказал папа. Но я могу кроме этого, вручить еще одну премию. Лишнюю. Фильму «Белое солнце пустыни». Юмашев помолчал, подумал, сказал, исходя из положения о Госпремиях – не можете. Но папу так легко было не остановить. Он спросил, а кто подписывает это положение о Госпремиях? «Президент» - ответил глава администрации. «Ну, значит, мы можем вручить Государственную премию фильму «Белое солнце пустыни»? - спросил папа. «Можете, Борис Николаевич», - ответил Валентин.

И через несколько месяцев в Кремле состоялось вручение Государственных премий в области литературы и искусства за 1997-й год. Вместе с писателем Григорием Баклановым, режиссером Сергеем Бодровым (старшим) и актером Сергеем Бодровым (младшим), вместе со знаменитым мультипликатором Александром Татарским, Олегом Ефремовым, Олегом Табаковым, музыкантом Олегом Лундстремом, эту премию получили авторы фильма «Белое солнце пустыни». Я с удовольствием перечислю всех лауреатов - Мотыль Владимир Яковлевич, режиссёр-постановщик, Ежов Валентин Иванович, автор сценария, Ибрагимбеков Рустам Александрович, Розовский Эдуард Александрович, оператор-постановщик, Шварц Исаак Иосифович, автор музыки, Кузнецов Анатолий Борисович, исполнитель главной роли, Луспекаев Павел Борисович (посмертно), исполнитель главной роли, Мишулин Спартак Васильевич исполнитель главной роли.

Папа в тот вечер, когда мы сидели за ужином, ни к кому не обращаясь, так, как-то по-особому улыбаясь, сказал: «Все-таки хорошо быть президентом. Можно взять и вручить Государственную премию фильму «Белое солнце пустыни»». Кто бы без меня это смог сделать? Никто».
Эту фразу: «Хорошо быть президентом», он никогда в жизни больше не повторил.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 121 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →